Проповедь

студента I - го курса

Киевской Духовной Академии

Гончара Андрея,

предназначенная для произнесения

в храме Рождества Божией Матери

за Всенощным бдением

12 апреля 2009 года

на тему: «Что мне делать с грехами моими?»

 Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа.

  В сегодняшний день, дорогие братья и сёстры, мы начинаем праздновать Вход Господень в Иерусалим. Богослужебный день в Православной Церкви начинается с вечера, и поэтому уже сейчас мы имеем возможность соприкоснуться своей душой с этим евангельским событием из жизни нашего Спасителя Иисуса Христа.

   За пять дней до еврейской Пасхи,  Господь идет в Иерусалим на праздник, именно на тот праздник, на котором Ему и надлежало пострадать. Приблизившись к Иерусалиму, Он послал двух своих учеников в Вифагию, в предместье Иерусалима, где ученики, по слову  Христа, нашли ослицу, а рядом с ней и ослёнка, которых и привели к Спасителю. Апостолы, из любви и почтения к Божественному наставнику, постелили свои одежды на ослицу и Господь, сев на неё, въезжает в Иерусалим. И сбылось Ветхозаветное пророчество пророка Захарии, который за пять с половиной веков предсказал это событие, говоря: «Скажите Иерусалиму, вот Царь твой грядет к тебе кроткий, сидя на ослице и молодом осле, сыне подъяремной». И множество народа встречавшего Христа начало ликовать, в радости взывая: «Осанна Сыну Давидову! Благословен Грядущий во имя Господне! Осанна в вышних»! И люди радовались, и в веселии постилали по дороге свои одежды и ветви, которые они резали с деревьев. И вот посреди этого всеобщего ликования, Господь, Царь Славы, Владыка и Творец вселенной кротко, скромно и смиренно въезжает в Иерусалим на ослике. Въезжает не на лошадях, и не с помпезностью и  величием, а на неказистом животном, выражая и этим крайнюю скромность и смиренность. Въезжает в тот город, который должен был стать Божиим городом. В тот город, который должен был стать местом истинного и нелицемерного  поклонения Богу. В тот Иерусалим, который должен был стать святым городом. Но чем он стал тогда – городом богоубийства и греха, тем местом, где из зависти, злобы и исступлённой ненависти был распят Христос.

   Иерусалим это не только город, это не только точка в географической системе координат. Иерусалим - это и наша душа. Ведь человеческую душу сотворил Господь для того, чтобы она стала местом Богопоклонения и Богоугождения, местом принесения Богу непорочной жертвы – чистой молитвы, без примеси грехов и беззаконий.

   Вот и сейчас, на Богослужении, как впрочем, и на всех других службах, посреди этого торжества, посреди всеобщей радости и духовного ликования, Господь тихо, скромно и смиренно хочет войти в Иерусалим – в нашу душу. Но пустим ли мы Христа к себе? Сможет ли Он войти к нам в душу? Или вернее сказать, сделали ли мы способной свою душу, чтобы принять в неё Христа? Да и что найдёт Господь в нашей душе? Одни грехи и пороки, одно тщеславие и лицемерие, без которых мы не можем сделать ни одного дела, даже и хорошего? И не станет ли Господь плакать при виде состояния нашей души? Ведь тогда, взглянув на Иерусалим, Христос заплакал.

    Толпа народа, окружавшая Христа, на радостях кричала: «Осанна в вышних! Благословен Грядущий во имя Господне!», - прославляя таким образом Спасителя. Но пройдёт совсем немного времени – всего пять дней и эта же толпа людей будет кричать: «Распни, распни Его!», - требуя у Пилата позорной смерти Того, Кого они ещё так недавно прославляли.

  Вот и мы прославляем Господа тем, что пришли в храм и молимся Ему, тем, что просим Бога и благодарим Его за всё случающееся с нами. Но тут же, едва выйдя из храма, а то ещё и, не успев выйти, мы начинаем, осуждая, раздражаясь, злясь, недовольствуя, и прочими своими грехами начинаем кричать подобно той обезумевшей толпе: «Распни, распни Его»! И сами же, своими поступками  распинаем Христа.

  Но как же так сделать нам, чтобы не забывали мы те слова молитв, которые мы читаем и которые слышим в храме, в которых мы прославляем Бога и просим Его помочь, чтобы не грешить. Как не забыть эти слова, когда найдёт на нас озлобленность и недовольство, когда захочется осуждать, укорять и поправлять других?

Святитель Игнатий Брянчанинов отвечая на этот вопрос, приводит пример из Древнего патерика. Брат вопросил авву Пимена: «Что мне делать с грехами моими?» Старец сказал: «Желающий избавиться от живущих в нем грехов, плачем избавляется от них, и желающий не впадать вновь в грехи, плачем избегает от впадения в них. Это путь покаяния, преданный нам Писанием и Отцами, которые сказали: плачьте! другого пути кроме плача нет»[1]. О чём же нам плакать? – О горестном состоянии нашей души, о той духовной погибели, в которой мы находимся. Ведь все те грехи, которые Господь попускает нам совершить это показатель того, что у нас внутри, что находится   в нашей душе. Вот если человек будет стараться увидеть это реальное своё духовное состояние, и увидит его хотя бы отчасти, то начнёт человек плакать о своей душе. То есть сокрушаться и скорбеть, что он совсем не такой, каким должен быть христианин, и совсем не тот, кем он сам себе казался.

Будем, братья и сестры,  плакать, будем скорбеть о плачевном состоянии нашей души! Будем укорять себя! И тогда из этого состояния духовного плача родится духовная радость - это радость о Спасителе мира, Который пришёл спасти и таких грешников, как и мы. И при этой духовной радости человек постоянно прославляя Бога за Его милость к нам грешным, никогда не скажет своими поступками: «Распни Его». Аминь.



[1] Свт. Игнатий Брянчанинов Аскетические опыты ч.1. Учение о плаче прп. Пимена Великого.