Проповедь

студента IV курса

Киевской Духовной Академии

священника Михаила Кирика

предназначенная для произнесения в

Академическом храме Рождества Богородицы

за Литургией Преждеосвященных Даров

13 марта 2009 года

на тему: «Грех, как ошибка в духовном самоопределении человека и спасение через покаяние»

 

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа.

 

«С того времени Иисус начал проповедовать

и говорить: покайтесь, ибо приблизилось

 Царство Небесное» (Мф.4,17)

 

Дорогие братия и сестры, мы с вами вступили в подвиг Великого спасительного поста, который установлен Церковью в подражание примеру Самого Господа Иисуса Христа, ибо Он ради нашего спасения постился сорок дней, не вкушая в это время никакой пищи и не принимая никакого пития. Так и нам, Его последователям, святая Православная Церковь заповедала хранить святое воздержание, духовное и телесное, в течение четыредесяти дней.     Святая Церковь в эти великие покаянные дни облеклась в печальную одежду и особою службою, молитвословиями, песнопениями, постовым колокольным звоном выражает, что она в эти дни сокрушается, сетует, плачет о своих заблудших чадах. Подобно тому, как евреи, лишившиеся своего Отечества, плакали на реках вавилонских, воспоминая родные края, так и мы призываемся в эти святые дни оплакивать утрату своего Небесного Отечества, которого мы лишились по нашим грехам и беззакониям. Мы должны почитать за счастье и за великую милость Божию, что имеем возможность под сводами этого святого храма молиться Богу, назидаться умилительными великопостными песнопениями и молитвами и, испытывая себя, приносить Богу покаяние в своих грехах.

Проблема греха существовала во все века, существует и сейчас. Она тревожила многие поколения и продолжает беспокоить многие сердца. В мире возможно избавиться от тяжести греха только через покаяние. В Таинстве Покаяния врачуются духовные болезни человека, омываются нечистоты души и христианин, получив разрешение грехов, снова становится невинным и освященным, каким он вышел из вод Крещения. Поэтому Таинство Покаяния называют «духовной баней».

Кающемуся христианину открывается милость Божия, свидетельствуемая устами пастыря-духовника, что Небесный Отец не отвергает идущего к Нему, как не отверг блудного сына и кающегося мытаря.

С другой стороны, необходимо помнить, что прощение грехов при искреннем покаянии есть акт милосердия, но не неосмысленной жалости. Он дан для духовной пользы человека, на созидание, а не на разорение (2 Кор. 10, 8).

Cовременное поколение людей почти не задумывается  о грехе, его последствиях и спасении через покаяние. Но что такое покаяние? В суете жизни многие ли люди успевают задуматься над этим? Многие считают, что главное, к чему обязывает нас Великий пост – это воздержание от скоромной пищи и излишних увеселений. Большинство молодых людей, к великому сожалению, даже не знают о существовании возможности раскаяния в своих беззакониях и грехах.

Грех, по определению святого апостола Иоанна Богослова, есть беззаконие (1Ин. 3,4).Апостол Иоанн  говорит не об одном из признаков греха, он не остается на поверхности его понимания, но углубляется в самую его сущность. Поэтому определение, даваемое им греху, есть определение глубоко онтологическое, а не абстрактное. Грех есть беззаконие, то есть извращение Закона, того порядка, который дан твари Господом, того внутреннего строя всего Творения, которым  оно живет, того устроения недр твари, которое даровано ей Богом, той Премудрости, в которой смысл мира.

Вне закона грех – ничто, он имеет лишь мнимое существование, «ибо законом познается грех» (Рим. 3, 20). Если нет рождения, нет и умерщвления, если нет бытия, то нет и небытия, если нет жизни, то нет и смерти. Если нет света, то нет и тьмы, ибо светом изобличается тьма. Грех-паразит святости и существует потому, что святость еще не отделена от него окончательно, потому что пшеница и плевелы растут до поры до времени вместе.

Разрушая, как и всякое паразитическое существование своего кормителя, грех подрывает вместе с ним и себя самого. Он направляется на себя, себя ест, потому что все, что не хочет уничижения, подвергается уничтожению. Бог, никому не желающий зла, никогда никого не уничтожил, но всегда злые губители уничтожают сами себя: Бог рассеял надменных ничем другим, как помышлениями сердца их (Лк.1,51). Потому, что рассудок в противоположность уму и есть проявление самости. Сотвори державу мышцею своею, расточи гордые мыслию сердца их (Лк.1,51), - так некогда воспела Пречистая Дева Мария при свидании с Елисаветою и так до сегодняшнего времени поется на утрени.

Желая только себя, в своем  "здесь" и "теперь" злое самоутверждение негостеприимно запирается от всего, что не есть оно; но, стремясь к самообожествлению, оно даже себе самому не остается подобным и рассыпается, и разлагается, и дробится во внутренней борьбе. Зло по самому существу своему – царство, разделившееся  само в себе (Мф. 12,25). Во всех мировых религиях высказано убеждение, что человек первоначально был более цельным, чем сейчас, и что лишь самоутверждение его стало причиною раздробленности личности, её распадения, обеднения её внутренней жизни, и лишь любовь до известной степени снова приводит личность в единство. Но если личность, уже отчасти распавшаяся, все еще хочет быть "как боги", то неминуемо постигает её новое дробление, новый распад.

Этот новый распад личности, в существе своем есть следствие глубокого духовного извращения человеческой жизни. Это результат стремления человечества жить по-своему, а не по Божьему, жить без закона Божия, то есть в беззаконии. Отрицание Бога всегда вело и ведет к безумию, потому, что Сам Бог и есть Корень ума. Кто, сказавший в сердце своем, то есть не на словах, а в самой душе своей, всем существом своим: нет Бога? – безумец (Пс. 13, 1), потому, что отрицание Бога и безумие одно и тоже, они слиты и неразделимы. Без любви, - а для любви человеческой нужна, прежде всего, любовь Божия, - без любви личность рассыпается в дробность психологических элементов. Любовь Божия, связь личности, потому-то мы и молимся: "Любовию Твоею свяжи мя, Невесто Неневестная", - да, свяжи, а не то рассыплюсь и сделаюсь той самой "совокупностью психических состояний", которую одну только и знает рационалистическая психология. "Ты моя крепость, Господи, Ты моя и сила!" – восклицает душа, понявшая своё безволие и неустойчивость.

Грех – момент разлада, распада и развала духовной жизни. Душа теряет свое субстанциональное  единство, теряет сознание своей творческой природы, теряется в беспорядочном вихре своих состояний, перестает быть их субстанцией. Личность захлебывается в "потоке мысленном" страстей. В грехе душа ускользает от себя самой, теряет себя. Не даром  последнюю степень нравственного падения язык характеризует как "потерянность". Человек теряет свое богоподобное творческое начало. Тогда уже не "я делаю", а "со мною делается", не "я живу", а "со мною происходит". По мере угасания в сознании творчества, в самодеятельности и свободе, вся личность оттесняется физиологическими процессами в организме и проектирует во вне последствия собственной слабости, искажая окружающий мир. Весь организм – как телесный, так и душевный – из целостного и стройного орудия, из органа личности превращается в случайную колонию, в сброд не соответствующих механизмов.

Само слово "грех" приравнивают к слову "огрех", так что      "грешить" — значит "ошибаться", "не попадать в цель". Но "мимо чего же" ведет нас грех? Во что не попадаем мы? Мимо той нормы бытия, которая дана нам Истиною. Не попадаем в ту цель, которая предназначена нам правдою Божией. Греша, мы, не желая подвига, сходим с истинного пути, начертанного на земле Божественным перстом Подвигоположника. Грех — это извращение. Это распутство, то есть переход с пути на путь, шатание по разным путям, блуждание по разным дорогам, а не по единственно правильному пути спасения. Это блуждание, блуд, потеря своей настоящей стези и хождение своими путями (Деян. 14, 16), как ходили язычники в неспособности ожесточенным и заблудшим сердцем познать пути Господни, как то случилось с иудеями, не принявшими Иисуса Христа (Евр. 3, 7—10).

Христианин — это человек, сознающий свою греховность, свое соучастие во зле, борющийся с грехом в себе и взыскующий Божественной благодати ради победы в этой духовной брани. «Несть человек, иже жив будет и не согрешит», - эти слова молитвы из чина погребения применимы ко всем без исключения людям: от младенцев до старцев.

Невинность и чистота не исходное состояние человеческой души, но конечная цель жизни христианина. Верующий во Христа знает, что в первую очередь надо бороться со своим внутренним злом, которое таится в сердце каждого человека. Духовное совершенство — это постоянно возобновляемое освобождение из плена грехов, неустанное возрождение, ежеминутный подвиг. Не существует чистой души, которая не подвергалась бы соблазну греха, как и нет грешной души, которая не испытывала бы подчас благородных порывов. Никто не может утверждать, что всегда был и будет чистым человеком. Никто никогда не может быть уверен, что полностью оправдан и прощен; и даже те, которые не ведают, что творят, нуждаются в Божественном прощении, — о них молился  Сын Божий на Кресте. Духовная неразвитость и непросвещенность не может полностью оправдывать нарушение очевидного каждой живой душе естественного закона Любви.

В наше время мир катастрофически теряет чувство греховности. Вот причина того, что прекрасные начинания и стремления построить лучший мир и исправить человека остаются безрезультатными — они наталкиваются на эгоизм, который кроется в душе каждого человека. Когда Бог войдет в сердце каждого человека, Он войдет в человеческие отношения, а значит, в общество.

Священное Писание пронизано призывами к Покаянию: отвергните от себя все грехи ваши, которыми согрешали вы (Иез. 18, 31), "Покайтесь... обратитесь...",— восклицал св. Иоанн Предтеча. Если не покаетесь, все погибнете (Лк. 13, 3),— сказал Господь наш Иисус Христос. Надлежало пострадать Христу, и воскреснуть из мертвых в третий день, и проповедану быть во имя Его покаянию и прощению грехов во всех народах, начиная с Иерусалима (Лк. 24, 46-47).

Итак, оставляя времена неведения, Бог ныне повелевает людям всем повсюду покаяться, ибо Он назначил день, в который будет праведно судить вселенную, посредством предопределенного Им Мужа, подав удостоверение всем, воскресив Его из мертвых (Деян.17, 30-31).

Если говорим, что не имеем греха, — обманываем самих себя, и истины нет в нас (1 Ин. 1, 8). Христос нас учит, — говорит св. апостол Павел, — отложить прежний образ жизни ветхого человека, истлевающего в обольстительных похотях, а обновиться духом ума вашего и облечься в нового человека, созданного по Богу, в праведности и святости (Еф. 4, 22-24). Мир должен вспомнить о судьбе блудного сына и повторить слова его: Отче! Я согрешил против неба и пред Тобою и уже недостоин называться сыном Твоим (Лк. 15, 21); и слова пророка Давида: Многократно омой меня от беззакония моего, и от греха моего очисти меня (Пс. 50, 4).

Во время Своей земной жизни Господь наш Иисус Христос часто встречал грешников: Марию Магдалину, прелюбодейную жену, разбойника на Голгофе и множество других. Христос пришел для того, чтобы освободить людей от их грехов, от зла, таящегося в сердце человека, от духовной язвы, поразившей потомство восставшего против Бога Адама.

Христос, живя в Церкви Своей, продолжает встречать в ней грешников. В каждом церковном Таинстве верующий встречается с Ним. Христианин, вошедший в Церковь через Таинство Крещения, запечатленный Духом Святым в Таинстве Миропомазания, сохраняет при этом свою свободу и поэтому может подвергнуться соблазну, споткнуться, впасть в грех и даже отвернуться от Бога. Вот почему Христос и дает ему средство вновь встретиться с Ним и выйти из своего плачевного состояния через Таинство Покаяния, где Божественное милосердие склоняется над немощью человеческой.

Господь наш Иисус Христос властью, присущей Ему как Богу, передал власть прощать грехи Своим апостолам. Тем самым Спаситель передал апостолам, а через них — пастырям церковным, власть судить о грехах. Отсюда и Таинство Покаяния с его основной      частью — Исповедью как средством исцеления, которое Церковь применяла    в разных формах с самого начала своего существования.

В дни Великого поста мы должны, собравшись с мыслями и чувствами, оценить свою жизнь в свете евангельского слова. Каждый должен спросить себя: соответствует ли моя жизнь тому, чего хочет от меня Бог, чему учит меня Евангелие? Или же образ Божий во мне помрачен грехом, эгоизмом, неспособностью раскрыться навстречу Богу и ближнему? И мы должны принести покаяние, которое заключается не в том только, чтобы сказать: "Да, я грешник, я хуже всех людей", - но в том, чтобы изменить свою жизнь к лучшему, чтобы на место греха пришли добрые дела, на место эгоизма - забота о других людях, на место постоянной мысли о себе - самопожертвование, готовность делиться с ближними тем, что у нас есть, а если надо, то и жизнь отдать за ближнего.
     Священное Писание дает нам множество примеров - как положительных, так и отрицательных. Немало имен праведников и грешников упомянуто в Великом покаянном каноне преподобного Андрея Критского. Мы вспоминаем истории Авраама, Исаака, Иакова, Иосифа и его братьев, Моисея, Давида. Эти истории не должны быть для нас лишь занимательным чтением. Они обращены непосредственно к каждому из нас, потому что говорят нам о людях, чья перспектива в вечности зависела от того, каким образом они определяли себя по отношению к Богу. Ведь в своих взаимоотношениях с Богом человек не может быть нейтральным, не может стоять на месте. Жизнь каждого из нас проходит либо со знаком "плюс", либо со знаком "минус": каждый день либо приближает нас к Богу, либо отдаляет от Него и, следовательно, ведет либо к спасению, либо к погибели.
     Погибнуть духовно, сделаться духовно мертвым очень просто. Для этого достаточно лишь раз упасть и не подняться, лишь раз согрешить и не покаяться. Вслушиваясь в покаянные слова Постной Триоди, будем помнить о том, каким великим оружием является покаяние. Будем всматриваться в свои внутренние глубины - не для того, чтобы ужаснуться собственной греховности, не для того, чтобы прийти в уныние, не для того, чтобы сказать себе: "Я ни на что не способен, ничего не могу", - но для того, чтобы найти в себе силы обратиться к Богу за помощью и принести искреннее покаяние. Ибо покаяться, исправиться, измениться к лучшему мы можем только с помощью Божией. Наших собственных, человеческих сил на это не хватит. Будем обращаться с молитвой к Богу и Божией Матери. Будем обращаться к святым, имена которых мы носим - тем, кто уже прошел путем покаяния и на этом пути достиг святости. Будем молиться им, чтобы и наша жизнь принесла достойные плоды покаяния и увенчалась тем венцом, который уготован каждому из нас в Царствии Божием. Аминь.