Проповедь студента II курса Киевской Духовной Академии диакона Игоря Иванюка, предназначенная для произнесения в храме Рождества Пресвятой Богородицы 7 февраля 2009 года

на тему: «Где сокровище ваше, там будет и сердце ваше»

 

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа.

 

     «Где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Мф. 6,21). Большинство из нас, братья и сестры, принимают эти Евангельские слова – кто осмысленно, а кто – просто на веру. Но многие ли из нас задавали себе вопрос: а где сердце наше? Заглянув в свою душу, спросим каждый  себя: где мое сердце? - Почти наверняка услышим: ну, разумеется – в Царствии Небесном! Этот ответ с поверхности души подскажет мне мое тщеславие. А если копнуть глубже, до самой совести? Как в тумане, глухо, услышу: здесь, в этом мире, среди повседневной суеты.

     Выход – не в видимом бегстве от жизни, отказе от человеческих обязанностей или ответственности. Жизнь здесь и сейчас дана нам Богом, чтобы вечную свою цель – Совершенство (Творца) – мы начали понимать и достигать безотлагательно. До окончания жизни самое, пожалуй, важное – сделать конечный выбор: к Богу идти – или от Него. Можно и нужно разумно пользоваться благами цивилизации и дарами данной нам Создателем природы, но всегда помнить: я умру, и это может случиться в любой день и час; всегда быть в состоянии сказать: «ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему, с миром» - в любой день и час – так умирали наши мученики – нам недалеко ходить за примером.

     В такой же, как сегодня, день, 91 год назад был расстрелян митрополит Киевский Владимир (Богоявленский). Родился в семье священника, учился в Тамбовской Семинарии, Киевской Духовной Академии, преподавал в Семинарии, далее рукоположение в священный сан диакона, пресвитера. После смерти семьи пострижение в монашество, рукоположение в епископский сан – вся его известная нам жизнь не говорит о нем ничего дурного, но из нее неясно – почему, когда за ним пришли вооруженные люди – просто и спокойно пошел за ними...

     Он вернулся с Поместного Собора, избравшего Патриарха, в свой кафедральный город – Киев, в Печерскую Лавру – резиденцию митрополитов. Он был против раскола, который назревал на фоне самоубийства народа – гражданской войны – и хранил верность Патриарху, возможно, за это был неугоден пришедшим к нему с оружием. Был обычный темный зимний вечер. Что делал Владыка в свой последний час? Может, готовил пастве очередную проповедь или думал о каких-то важных церковных делах, требующих решения завтра, или на днях, может – молился? Но когда пришли его убийцы – спокойно и просто пошел за ними. Его вывели к одним из лаврских ворот и расстреляли – он вступил в жизнь, где нет уже права выбора, где и времени-то нет – лишь недлящаяся высота присносущной вечности. Там иные законы бытия, отличные от привычных нам. Это тяжело – видеть себя со стороны и изнутри одновременно, перемещаться со скоростью мысли – и быть не в состоянии сдвинуть пушинку. Одиноко тогда душе, тягостно – если неготовой оказалась ко встрече с Создателем. Но если ждал человек этого дня, стремился к нему в жизни – поддерживаемый ангелами отнесен будет на лоно Авраама.

     Такой оказалась душа священномученика Владимира – чистой и готовой к блаженству вечной жизни. Мощи его лежат в Дальних Пещерах Лавры вечным напоминанием нам, погрязшим в суете мира: где сокровище ваше, там будет и сердце ваше. Аминь.