Проповедь

студента III курса

Киевской Духовной Академии

Кимача Андрея,

 предназначенная для произнесения

в храме Рождества Пресвятой Богородицы за Божественной  Литургией

9 мая 2009 года

на тему: «О чуде исцеления души».

 

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа.

 

Христос воскресе!

 

Сегодня, дорогие братья и сестры, мы воспоминаем евангельское повествование о чуде, которое еще в самом начале своего спасительного служения сотворил Господь наш Иисус Христос. Это чудо исцеления. От множества других исцелений, описанных в Евангелии, его отличают особые обстоятельства, при которых оно произошло.

В Иерусалиме, у Овечьих ворот, в большой, крытой купальне среди множества больных, слепых, хромых, иссохших, чающих движения воды лежал разбитый параличом человек расслабленный; живой, но в то же время уже и не способный к жизни, брошенный, оставленный на милость окружающих его людей. Лежал он так тридцать восемь лет. Господь, увидев его в этом поистине бедственном и безнадежном положении, сжалился над ним и задал ему только один вопрос: хочешь ли быть здоров? (Ин. 5, 6)

Когда же расслабленный в ответ на это с горечью попытался как-то объяснить свою беспомощность, свое безысходное одиночество, Господь, будучи истинным и человеколюбивым Богом, с властью повелел ему: Встань, возьми постель твою и ходи (Ин. 5, 9).

Описание происшедшего события, как мы видим, очень просто, но вместе с тем оно невольно трогает нашу душу, потому что все мы нуждаемся в милосердии Божием, и каждый из нас легко может увидеть в расслабленном самого себя. Действительно, духовно мы очень немощны и даже подчас беспомощны. Наши страсти, которым мы усердно и повседневно служим, как бы связывают нас по рукам и ногам.  Находясь в таком духовном параличе, мы неизбежно нуждаемся в помощи. Не имея возможности получить эту помощь от окружающих нас людей, таких же расслабленных, как и мы сами нуждаемся в благодатной помощи свыше.

Каждый должен перед собой поставить вопрос, который Спаситель поставил расслабленному: ты болен, ты расслаблен и душой и телом - а хочешь ли ты стать цельным, исцелиться?.. И каждый из нас сразу же, вероятно, ответил бы: конечно, хочу! Но вопрос Христов требует, чтобы мы задумались над тем, что значит получить от Бога исцеление. Что значит: из разбитого стать цельным, из расслабленного стать вновь крепким и способным на жизнь - и духовную, и душевную, и телесную?

И ответ мы, может быть, находим почти в последних словах сегодняшнего чтения: ты стал цел, смотри - не согрешай, как бы что худшее тебе не случилось... Если мы хотим исцеления, то должны понять, что оно за собой влечет и ответственность за вновь обретенную цельность. Нам не дается цельность, чтобы мы вновь эту цельность не разбили, раскрошили, и остались только обломки того, что Господь сделал новым, вернул к той новизне, которая нам была дана изначала.

Исцелиться силой Божией -  телом ли, душой ли, духом ли, значит на себя взять ответственность жить как человек, который уже больше не раздроблен, не разделен в себе, в котором нет этой постоянной войны между желанием добра и желанием зла. Ответственность быть человеком, в ком есть семя зла, есть семя добра, но который неразделенно, всей душой, всем умом, всем сердцем, всей крепостью и всей немощью своей, в которой сказывается сила Божия, выбрал добро и готов ради этого добра пожертвовать всем, кроме как этой вновь обретенной цельностью.

А цельность - это значит новое отношение с Богом, новые отношения с собой, новые отношения с окружающими людьми и с окружающим миром. По отношению к Богу - это значит конец разделенности; по отношению к себе - это значит то дерзание, которое нам позволяет жить не поверхностно, не слегка, а жить вдумчиво, глубоко, жить всей, порой страшной и всегда опасной глубиной своей жизни и своей души. По отношению к людям - это значит жить глубинно, это значит встречать людей не только поверхностно, и не только сводить все отношения к самому себе, а жить так, чтобы прозревать их глубины, говорить этим глубинам слово жизни, охранять эти глубины от соблазна, от зла, от разрушения.

Вот как нам предлежит жить, если мы хотим ответить Христу: да, Господи! Я хочу быть цельным! Но раньше, чем мы ответим дерзновенно, раньше, чем мы скажем эти слова, которые столько от нас потребуют - вдумаемся: готовы ли мы на подвиг? Готовы ли мы пронести цельность через жизнь, ради Бога, ради себя, и ради ближнего нашего? И только тогда ответим: да, Господи! А иначе - иначе задумаемся над собой, и поймем, что правду говорит Апостол, что люди выбрали тьму, потому что дела их были темны…

Неужели мы выберем полумрак, полутьму, разбитость, которая нам дает какое-то греховное, злое право жить недостойно и себя, и ближнего, и Бога? Нет! На это мы не можем идти, мы не смеем на это идти! Мы должны произнести над собой суд, встать, и стать верными себе, ближнему и Богу. Аминь.