Проповедь

студента III курса

Киевской Духовной Академии

Бобуського Иоанна

предназначенная для произнесения

в храме Рождества Божией Матери за Божественной Литургией

29 марта 2009 года

на тему: «Все возможно верующему».

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

 «Если сколько-нибудь можешь веровать, все возможно верующему» (Мк. 9, 23-24). Так, дорогие братья и сестры, сказал Господь наш Иисус Христос отцу того бесноватого, о котором читали сегодня в Святом Евангелии «Но, что же возможно верующему?» - недоумевают люди, не обладающие знанием веры. «Все возможно», - говорит Господь. Следовательно, верующий может получить даже то, на что он не смеет надеяться, больше того, о чем он даже боится подумать, не только земное, которое, по обещанию Сына Божия, непременно приложится, если люди будут искать прежде всего Царствия Божия, но и Небесное, благодатное, духовное, все дары Святого Духа, животворящего, просвещающего, освящающего и возрождающего. Верующему даже возможно совершать чудеса, о чем заповедал Христос ученикам, сказав: «Именем Моим будут изгонять бесов; будут говорить новыми языками; будут брать змей, и, если что смертное выпьют, не повредит им; возложат руки на больных, и они будут здравы» (Мк. 16, 17-18).

Но, какую же сильную веру надо иметь для этого? На этот вопрос имеется совершенно определенный и ясный ответ Самого Господа Иисуса Христа. Он точно указал силу потребной веры - «с горчичное зерно», «если сколь-нибудь можешь веровать» (Мф. 9, 23). Человеческим словом почти невозможно определить, что такое вера? Поэтому святые отцы и богословы многоразлично изъясняли веру. Например, святой Иоанн Дамаскин пишет так: «Вера есть то, на что мы надеемся, и уверенность в вещах невидимых». Святитель Иоанн Златоуст говорит: «Вера есть взгляд на неизвестное». Климент Александрийский пишет: «Вера есть сила истины и путь, непосредственно ведущий к истине».

Разве может быть в людях малая или большая вера? Что такое моловерие? Это нетвердая, колеблющаяся вера, борющаяся с сомнениями. Это не то же, что малое научное развитие, происходящее от недостатка знаний или образования. Маловерие же свидетельствует о том недостатке, который в основе разрушает все знания. «Если кто сомневается в истине, принесенной Сыном Божиим, тот значит, вовсе не имеет веры», - говорит священомученик Серафим (Чичагов).

Вспоминая ныне преподобного Иоанна Лествичника, этого великого вождя и наставника духовного, которого древня Церковь сравнивает с Моисеем, выведшим израильтян из Египта со страстьми его, - писателя Лествицы духовного восхождения, поразмыслим, возлюбленные о Господе братия и сестры, о существе духовной жизни.

Жизнь современного общества побуждает нас вспомнить о том, что составляет необходимый подготовительный путь к высшему духовному совершенству – путь, о котором учил и Господь, и святые апостолы, и который особенно потом уяснили духовные отцы, подвижники. Ведь не сразу Господь начал призывать людей к высшим добродетелям духовным, но прежде обращался ко всем с призывом: «Покайтесь!» «Покайтесь, обратитесь от злых дел ваших!» Всех последователей Своих призвал к тому, чтобы отвергнуться себя то есть пристрастного себялюбия, а Апостолы призывали к тому, чтобы «распять плоть со страстьми и похотьми» (Гал. 5, 24).

При этом нужно помнить, что если мы оставляем грубые плотские пороки и страсти, то тогда нам удается сделать только начальные шаги из области жизни плотской в область жизни духовной. Истинная духовная жизнь здесь только начинается. Она состоит, главным образом, во внутреннем духовном делании, начинающимся всегда с борьбы внутренней, с помыслами, с чувствами, желаниями и вообще со всеми движениями нашего существа, противными любви ко Христу. Нам, людям, живущим в миру, может казаться прямо смешным и странным, что главное существо христианской духовной жизни сосредотачивается внутри. Многие скажут, что постоянное бодрствование над помыслами, духовное созерцание и самоуглубление – это дело пустынников, а не людей живущих в миру. Но думающие  и говорящие так, обнаруживают незнание истинного учения Христова. Не Сам ли Христос говорит: «Царство Божие внутри вас есть» (Лк.17, 21)? Не Он ли на горе заповедал Своим последователям, обогащать себя более всего добродетелями духа: смирением, кротостью, милосердием, мирным настроением духа, требующими по преимуществу подвига внутреннего? Итак, неразумно поступаем мы, когда осмеиваем внутреннее духовное делание подвижников, которое существенно необходимо для всех истинных последователей Христовых.

Но как ни хороши различные добродетели, которыми человек созидает свое внутреннее совершенство и угождает Богу, но любовь побеждает всё. Хорошо и полезно, конечно, и молиться, и поститься, и не осуждать, и смиренным быть, и прочими добродетелями христианскими украшаться, но любить Бога больше всего и эту любовь выражать в любви к ближним – выше и дороже всего. Вот, например, как это последнее наглядно оправдалось при встрече друг с другом двух святых.

Был некий старец в Сирии, который жил при дороге, ведущей в пустыню. Он постоянно сидел при пути, и как только видел нищего или инока, из пустыни идущего, тотчас с радостью приглашал к себе, успокаивал, насыщал и напоял. Однажды приходит к нему один отшельник. Старец по обычаю предложил ему пищи, но тот не вкушал, отговариваясь тем, что держит пост. Сколько не умолял его старец вкусить предложенного, отшельник остался непреклонен. Тогда странноприимец сказал ему: «Пусть же Сам Бог решит между нами, что выше: твой пост, или моя любовь? Вот здесь есть дерево: помолимся, чтобы оно поклонилось или ко мне, или к тебе. Если к тебе поклонится, будем знать, что пост выше любви, если ко мне, то значит, любовь выше поста». Отшельник согласился и, преклонив колени, стал молиться.  Дерево осталось неподвижным. Помолился старец-страннолюбец – и оно тотчас  наклонилось к нему. Оба тогда прославили Бога.

Итак, дорогие братья и сестры, будем украшаться всеми добродетелями христианскими - верою, молитвой, постом, смирением, но, прежде всего, любовью. Она есть основание всего закона христианского, и без нее даже и сама вера есть не действующая и мертвая, а потому не может привести к жизни вечной. Как и сказано: «Вера без дел мертва есть» (Иак. 2, 20). Любовь настолько велика, что и Сам Бог именуется ею. «Бог есть любовь», - говорит возлюбленный ученик Христов, - и «пребывающий в любви, в Боге пребывает, и Бог в нем пребывает» (1Ин.4, 16). Будем же помнить это, и любви божественной более всего держаться. Аминь.