СЛОВО ПРИ НАРЕЧЕНИИ

ВО ЕПИСКОПА

 

 

Ваше Блаженство,

Блаженнейший Владыко и отец! Ваши Высокопреосвященства

и Преосвященства, богомудрые и Богом возлюбленные архипастыри!

 

По зову Божию, через ваше избрание меня епископом Церкви Христовой, стою сейчас пред вами и народом Божиим, чтобы засвидетельствовать свою сыновнюю благодарность и получить отеческую поддержку в столь значимые и сакраментальные минуты моей жизни. Взирая на те требования, которые Святая Церковь предъявляет к предстоящему служению, скажу искренне и чистосердечно: “Страх и трепет прииде на мя” (Пс. 54, 6).

По учению Церкви, епископ — преемник святых апостолов, которым Пастыреначальник наш Господь Иисус Христос повелел проповедовать Святое Благовестие (см.: Мф. 28, 19–20) и вручил власть прощать и разрешать человеческие немощи и грехи (см.: Ин. 20, 23), мешающие воссозданию природы Нового Адама. Во многом именно на епископа возлагается ответственность, чтобы вечные, неизменяемые евангельские истины звучали для современников как живое Слово, способное преобразить личность и общество.

К сожалению, мир, по слову апостола любви, лежащий во зле (см.: 1 Ин. 5, 19), как и два тысячелетия назад противится Христу. Современное цивилизационное развитие имеет тенденцию скрытой, а порой и явной борьбы с религиозным сознанием. Церкви отводится роль некоего архаического этнокультурного института, которому, в лучшем случае, позволено заниматься социальными вопросами, но ни в коей мере не определять ментальность и мировоззрение человека. Чтобы размыть подлинную религиозность, основанную на Божественном Откровении, умножаются также секты и псевдорелигиозные организации. Для каждого православного христианина, живущего на нашей родной украинской земле, тяжелым испытанием и раной на церковном теле является раскол. Все это требует от служителя Алтаря Господня не просто знания православных догматов и канонов, но, прежде всего, личного апостольского примера в созидании Тела Христова и сохранении церковного единства. Апостольское служение — это сораспятие своей пастве, чтобы вместе с ней воскреснуть во Христе. Именно ревностная и в то же время рассудительная проповедь веры, скрепленная личностным примером святых апостолов и их ближайших преемников, смогла спасти мир от языческой прелести и воспламенить любовь к христианству. Таковы задачи апостольства на все времена. Зная это и видя свои немощи и недостатки, мое сердце трепещет. Ведь легко ли быть всем для всех, чтобы спасти хоть некоторых (см.: 1 Кор. 9, 22), изнемогать за тех, кто изнемогает, и воспламенятся за тех, кто соблазняется (см.: 2 Кор. 11, 29)? Где взять силы нести ответственность за паству и пастырей и быть им образцом “в слове, в житии, в любви, в духе, в вере, в чистоте” (1 Тим. 4, 12)? Как соответствовать монашеским обетам и желанию стяжать смирение с обязанностью обличать, запрещать, увещевать (см.: 2 Тим. 4, 2). Смогу ли, если Господь пошлет испытания, сказать, подобно святителю Тихону и другим исповедникам нового времени: “Пусть погибнет имя мое в истории, только бы Церкви была польза?” На все эти вопросы мой пытливый ум не находит ответа. Утешаюсь только обетованием Самого Спасителя о ниспослании Его всеукрепляющей помощи осознающему свою немощь. “Когда я немощен, — пишет апостол Павел, — тогда силен” (2 Кор. 12, 10), “все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе” (Флп. 4, 13). Верю словам святителя Феофана Затворника, который говорит, что уже ревностное желание потрудиться в Винограднике Христовом является залогом исполнения многотрудного и многоопасного архипастырского послушания.

Как человек верующий, я глубоко осознаю, что все, что с нами происходит, есть дело Божественного Промысла, который созидает и устрояет спасение каждого. С дерзновением произнося: “Приемлю и нимало вопреки глаголю”, — укрепляюсь словами Христа Спасителя: “Не вы Меня избрали, а Я вас избрал” (Ин. 15, 16).

В эти святые минуты перед моим мысленным взором проходят все прожитые годы, и я вспоминаю тех, кому обязан своей жизнью, воспитанием и становлением как личности, монаха и священника. Я бесконечно благодарен своим родителям, которые не только дали мне земную жизнь, но и научили, что она не является самоцелью, а имеет  смысл лишь тогда, когда ведет в обители Отца Небесного. Веру, любовь к Богу и преданность Святой Церкви я впитывал с молоком моей матери. В те годы для простой сельской семьи не было возможности иметь духовную литературу. Полную Библию мне подарили, только когда мне исполнилось семнадцать лет. Тем не менее родители находили возможность достать, одолжить жития святых и подвижников благочестия хотя бы на время, чтобы вечерами прочитывать их детям. Но, самое главное, — мать учила нас молиться. Эти уроки детской молитвы живут во мне и по сей день.

С благодарностью вспоминаю сестер и духовников Свято-Вознесенской Чумалевской женской обители, чьи подвиги зажгли в моем еще отроческом сердце любовь к монашескому деланию и желание всецело посвятить жизнь Богу.

Всегда молюсь и буду молиться об упокоении приснопамятного Высокопреосвященнейшего архиепископа Саввы (Бабинца, † 1992), встреча с которым окончательно определила мое намерение быть священником.

Как особое благоволение Божие воспринимаю годы пребывания в Троице-Сергиевой Лавре, где я получил духовное образование, а потом в течение семи лет нес послушание преподавателя, помощника ректора Духовной Академии и заведующего Церковно-археологическим кабинетом. У раки Преподобного аввы Сергия был совершен мой монашеский постриг в честь основателя русского монашества преподобного Антония Печерского. Сейчас понимаю, что уже тогда это было благословение и предзнаменование Печальника земли Русской, что моя жизнь будет связана с великой Свято-Успенской Киево-Печерской Лаврой, житиями подвижников которой я в детстве зачитывался.

Приношу искреннюю признательность братии нашей святой Лавры, которая приняла меня с любовью, оказывала и оказывает всегдашнюю поддержку и помощь.

Самые сердечные, сыновние мои чувства обращены к Вам, Ваше Блаженство, за благословение трудиться под Вашим Первосвятительским омофором и возможность непосредственно соприкасаться с бесценным духовным опытом церковной жизни и административного управления, который Вы приобрели за сорокалетний период архиерейского служения.

Не нахожу слов, чтобы поблагодарить Ваше Блаженство за то, что выбор быть Вашим викарием пал на мою скудость. Нелицемерно обещаю, что с помощью Божией приложу все свои силы, чтобы оправдать Ваш выбор. В Вашем призвании меня к епископству я вижу не только избрание к наивысшему иерархическому служению, но еще и личный призыв, обращенный к глубинам моей совести возрастать от силы в силу в “меру... возраста Христова” (Еф. 4, 13)

Со страхом Божиим ожидая того момента, когда огонь Пятидесятницы опалит мое сердце, я сыновне прошу Вас, Ваше Блаженство, вас, богомудрые святители Божии, благословить меня и помолиться обо мне, грешном, чтобы Господь, “видя немощь души моея”, ниспослал мне Свою Божественную благодать, “всегда немощная врачующую и оскудевающая восполняющую”, и соделал достойным служителем Церкви Христовой во славу Триипостасного Бога и спасения моей души. Аминь.