ИЗМЕНЕНИЯ В УСТАВЕ ДОЛЖНЫ ОТОБРАЗИТЬ НЫНЕШНЕЕ СОСТОЯНИЕ УПЦ

 

Интервью епископа Бориспольского Антония, ректора КДАиС, Председателя Богословской комиссии Украинской Православной Церкви

 

— Ваше Преосвященство! Согласно решению Священного Синода Украинской Православной Церкви от

18 октября текущего года Вам поручено возглавить комиссию по внесению изменений и поправок в Устав об управлении Украинской Православной Церкви. В связи с чем возникла такая потребность?

— Дело в том, что ныне действующий Устав об управлении Украинской Православной Церкви был принят еще в 1990 году. С того времени изменилось очень многое. Исчезло с географической карты государство СССР. Мы уже 16 лет живем в независимой Украине, которая в 1991 году приняла свой Закон о свободе совести. С изменением внешних условий появилось много новых возможностей для деятельности Православной Церкви в украинском обществе, которое уже не исповедует атеистическую идеологию. Кстати, Русская Православная Церковь в 2000 году также приняла новый Устав.

Все эти особенности и изменения должны быть отображены в главном каноническом документе, которым регулируется внутренняя и внешняя жизнь Украинской Православной Церкви.

Кроме того, начало 1990-х годов как для нашего государства, так и для Церкви было очень бурным. Действующий Устав писался наскоро, а следовательно, в его тексте оказалось много неточностей, стилистических и даже грамматических ошибок.

 

— Владыко, какие основные задачи были поставлены Священным Синодом перед комиссией относительно реформы Устава? По каким направлениям проводится работа?

— В первую очередь хочу подчеркнуть, что мы не реформируем, а вносим поправки в действующий Устав. Главной задачей является приведение Устава об управлении Украинской Православной Церкви в соответствие со статусом самоуправляемой Церкви с широкой автономией во внутреннем управлении, каковой является Украинская Православная Церковь в составе Русской Православной Церкви. При этом учитывается специфика украинского законодательства. Например, в России Православная Церковь имеет статус юридического лица, а в Украине, к большому сожалению, нет.

Другой задачей при работе над коррекцией Устава является приведение его текста в соответствие с ныне действующими юридическими нормами, регулирующими деятельность религиозных организаций. Также мы работаем над изъятием тех норм, которые уже утратили свою актуальность. Например, в действующем Уставе говорится, что настоятель “может по просьбе отдельных лиц выдавать свидетельства о крещении и бракосочетании”. Слова “по просьбе отдельных лиц” были изъяты, а слово “может” было заменено на “должен”, поскольку прежняя норма — пережиток советских времен, когда часто крестились и венчались тайно, а о выдаче свидетельств мало кто и думал.

В 1990 году ситуация уже была иной, но эта норма не была изъята.

И наконец, третья задача заключается в филологической “чистке” текста Устава, где, как я уже говорил, много стилистических неточностей и ошибок.

 

— Владыко, будут ли внесены в Устав “стратегические” изменения? Среди православных верующих распространяются слухи, что в Устав будут внесены изменения, которые позволяют изменить статус Украинской Церкви на автокефальную. Одни говорят, что будет введена должность Местоблюстителя, который будет руководить Церковью при живом Предстоятеле, другие утверждают, что это антиканонично, поскольку должность Местоблюстителя характерна лишь для патриарших кафедр.

— “Стратегических” изменений не будет. Такие изменения могут быть внесены лишь в том случае, если изменится статус Украинской Православной Церкви. Поскольку таких изменений с 1990 года не было, они и не могут быть отображены в Уставе. Цель новых изменений и дополнений — отобразить нынешнее состояние Украинской Православной Церкви.

Что касается Местоблюстителя, то это также миф, неизвестно кем и для чего вымышленный. В любом случае очевидно, что распространяющие такие слухи совсем не знакомы с каноническим правом Православной Церкви и с ныне действующим Уставом об управлении нашей Церкви.

Согласно священным канонам, Местоблюститель избирается только в случае смерти Предстоятеля или его ухода на покой, и он исполняет свои обязанности до избрания нового Предстоятеля Церкви.

Во-вторых, должность Местоблюстителя не нова для Украинской Православной Церкви, поскольку она существует в ныне действующем Уставе еще с 1990 года, и до сих пор ни у кого не вызывала возражений. В разделе V, пункте 12 ныне действующего Устава говорится: “В случае смерти Митрополита Киевского и всея Украины, его ухода на покой, пребывания под церковным судом или по другой причине, делающей невозможным исполнение им обязанностей Предстоятеля Украинской Православной Церкви, Священный Синод под председательством его старейшего по хиротонии члена немедленно избирает Местоблюстителя Киевской митрополичьей кафедры, который принимает временное управление Киевской епархией”. Повторяю, это ныне действующая норма, и изменять ее нет оснований!

В-третьих, должность Местоблюстителя существует не только в Церквах, возглавляемых Предстоятелем в сане Патриарха, но и в Церквах, возглавляемых Предстоятелем в сане Митрополита или Архиепископа. Например, в ныне действующем Уставе Элладской Православной Церкви от 1977 года, в главе 6 “Об избрании Архиепископа Афинского и всей Эллады”, в статье 12, пункте 1 сказано: “В случае вдовства престола Архиепископа Афинского обязанности Местоблюстителя принимает тот, кто имеет старшинство архиерейской хиротонии из числа действующих митрополитов”. Следует отметить, что Элладская Православная Церковь при этом является “неразрывно соединенной догматически с Великой Константинопольской Церковью”. Это означает, что она имеет специфическую, или, если можно так высказаться, “неполную” автокефалию, предусматривающую особое единство этой Церкви с Матерью-Церковью — Константинопольским Патриархатом.

И наконец, такая должность предусмотрена даже для епархии. В случае смерти местного архиерея епархия объявляется вдовствующей. До выборов или назначения нового епархиального архиерея Предстоятель Церкви назначает временно управляющего этой епархией архиерея, который и является Местоблюстителем кафедры.

 

— Владыко, некоторые верующие нашей Церкви взволнованы якобы возможным внесением в Устав пункта о том, что избрание Киевского Митрополита не будет больше утверждать Московский Патриарх. Это правда?

— Такие утверждения безосновательны. В ныне действующем Уставе, в главе V — “Предстоятель Украинской Православной Церкви”, пункте 13 говорится: “Не позже трех месяцев после освобождения кафедры Предстоятеля Украинской Православной Церкви Местоблюститель и Священный Синод Украинской Православной Церкви созывают Собор епископов Украинской Православной Церкви для избрания ее Предстоятеля — Митрополита Киевского и всея Украины — и представления его Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси для получения Благословенной грамоты”. Это положение ныне действующего Устава не будет изменено.

Создается впечатление, что кто-то специально нагнетает атмосферу и сознательно политизирует сугубо богословские и канонические положения Православной Церкви. К сожалению, в последнее время в жизни Украинской Православной Церкви такие тенденции очень усилились.

 

— С какими трудностями чаще всего сталкивается Комиссия во время работы над Уставом? Что требует особого внимания?

— Основная проблема — несовершенство и юридические коллизии украинского религиозного законодательства. Главным образом, это отсутствие статуса юридического лица у нашей Церкви. Может показаться странным, но в государственном правовом поле не существует религиозной организации под названием “Украинская Православная Церковь”, вместо этого есть “Киевская Митрополия Украинской Православной Церкви”, которая имеет статус юридического лица и de facto является “вторым лицом” нашей Церкви, как ее рассматривают государственные чиновники. Но юридическое понятие “Киевская Митрополия Украинской Православной Церкви” означает лишь кабинет Блаженнейшего Митрополита Владимира, то есть руководящий орган, а не всю Украинскую Православную Церковь. И это при том, что, согласно юридическим нормам, неюридическое лицо не может учреждать другое юридическое лицо. Соответственно, как может “Киевская Митрополия УПЦ”, которая является составной частью Украинской Православной Церкви, быть юридическим лицом, а “Украинская Православная Церковь”, которая в идеале должна была бы быть основателем “Киевской Митрополии УПЦ” как своего структурного подразделения, статуса юридического лица не имеет? Это юридический нонсенс, но, к сожалению, — это реалии нашей жизни.

Устав об управлении Украинской Православной Церкви — это внутренний канонический документ, а не юридический. Но этот документ будет зарегистрирован в Министерстве юстиции Украины.

 

— Скажите, Владыко, принятие нового Устава будет основным пунктом повестки дня будущего Собора Украинской Православной Церкви, назначенного на 22 декабря?

— Принятие нового Устава — одна из основных причин созыва Собора Украинской Православной Церкви, поскольку, согласно действующему Уставу, изменения в него могут быть приняты только другим Собором Украинской Православной Церкви.

Но это не единственная причина. Заканчивается 2007 год, который подводит итоги 15-летнего существования нашей Церкви после Харьковского Собора 1992 года.

Собор является проявлением полноты Украинской Православной Церкви, поскольку в его работе будет принимать участие не только епископат, но и представители духовенства, монашества и мирян. Собор оценит деятельность нашей Церкви за прошедший период и определит основные направления и приоритеты деятельности Церкви на будущее.

 

Беседовал

иерей Николай Данилевич