Антоний, епископ Бориспольский, викарий Киевской Митрополии

 

— Какова позиция Православной Церкви в отношении деструктивных и тоталитарных религиозных организаций?

 

— Сегодня в Украинской Православной Церкви существуют различные реабилитационные центры, деятельность которых направлена на помощь жертвам деструктивных сект, при каждом епархиальном управлении существуют миссионерские отделы, проводятся конференции, форумы, лекции, печатается соответствующая литература. Все это направлено на профилактику. Важную роль в ограничении деятельности культов и сект играет сотрудничество Православной Церкви со СМИ. В учебных духовных заведениях мы готовим будущих специалистов по сектоведению. Одним из условий профилактики влияния деструктивных культов является ознакомление населения с основами традиционных религий. Введение в школьную программу предмета «Православная культура» или хотя бы «Христианская этика» имело бы положительное влияние в данном вопросе.

 

Опять же хотел бы обратиться к опыту Запада, где есть механизмы противодействия деятельности сект — просветительские программы, реабилитационные центры, государственные структуры, спецслужбы, занимающиеся именно этой проблемой, соответствующая законодательная база, тесное взаимодействие психологов и государственных органов с традиционными конфессиями в решении данной проблемы. У нас же народ не защищен ни законодательно, ни информационно, ни в других отношениях от опасности деструктивных культов. Еще в 1999 году наше государство подписалось под решением Совета Европы о господдержке центров, информирующих население о деструктивных сектах и оказывающих помощь жертвам сект. Однако на практике этот документ в Украине не реализуется.

 

— Как можно определить, что культ является деструктивным?

 

Деструктивность или тоталитарность сект определяется не их верованиями, а методами деятельности. В нашем законодательстве отсутствует юридическое определение деструктивной секты. Украинские сектоведы, психологи и другие специалисты данной сферы пользуются определениями деструктивной секты, имеющимися в различной научной документации и западной правовой практике. На их основе сектоведами суммировано следующее определение признаков деструктивной секты:

 

— нанесение вреда здоровью граждан или угроза их жизни (например запрет переливания крови у «Свидетелей Иеговы»);

 

— использование в религиозной практике методов, причиняющих вред психическому или (и) физическому здоровью граждан (гипноз, зомбирование, кодирование и др.);

 

— разрушение семейных и социальных связей граждан;

 

— религиозная практика, нарушающая действующее законодательство или побуждающая граждан к противоправным или асоциальным действиям;

 

— подрыв основ общепринятой морали и нравственности;

 

псевдорелигиозная практика, направленная на обязательное, а не по личному усмотрению, взыскание материальных средств и ценностей с граждан в пользу организации или ее руководства;

 

— использование в процессе вербовки (обращения) граждан мошенничества в виде сокрытия подлинной информации о вероучении (например «Уровни посвящения» и т.п.), истории, практике и руководстве религиозной организации, либо предоставления ложной информации, что является нарушением прав человека на информацию, необходимую для совершения свободного осознанного религиозного выбора;

 

— разжигание межрелигиозной розни и вражды, оскорбляющих человеческое достоинство верующих иных религий и конфессий;

 

— религиозная практика, способная повлечь дестабилизацию гражданского общества, подрыв национальной безопасности;

 

— использование в религиозной практике методов контроля сознания и свободной воли граждан в форме применения гипнотических и других подобных методик воздействия;

 

— религиозное воздействие на несовершеннолетних без ведома или вопреки воле их родителей или опекунов;

 

— использование статуса религиозной организации для прикрытия иных, не религиозных видов деятельности.

 

Наличие у религиозной организации или группы одного из данных признаков уже позволяет отнести ее к числу деструктивных сект.

 

— Какие секты в Украине вы можете назвать наиболее влиятельными и распространенными?

 

— В контексте нашего разговора слово «влиятельный» тождественно слову «опасный». Если говорить кратко, то надо назвать харизматов (неопятидесятники, самая известная организация «Посольство Божье»), «Свидетелей Иеговы», «Церковь сайентологии», «Общество сознания Кришны», «Белый лотос». Это наиболее опасные организации, если исходить из уровня причиняемого вреда для личности. Однако в Украине существует огромное количество сект, которые представляют меньшую опасность для личности, но при этом они более распространены и их опасность менее заметна. И проповедников можно встретить на каждом углу, но, в отличие от сатанистов или «белых братьев», они выглядят более благообразно, их организации зарегистрированы, и человеку труднее понять, что он имеет дело именно с деструктивной сектой.

 

— Как вести себя, если кто-то из близких попал в секту, которая вызывает подозрение? Куда в таком случае лучше обращаться?

 

— Главное — не идти на конфликт. Адепт секты не способен воспринимать разумную аргументацию и враждебно относится к любой критике в адрес организации, в которую вовлечен. Нужно сделать все возможное, чтобы не разорвать родственные связи, сохранить хорошие отношения, человеческий контакт, иначе помочь ему будет уже невозможно. Также я посоветовал бы родственникам пострадавшего фиксировать все данные о секте, собрать подробную информацию о том, кто в нее входит, данные лидеров и т.д.

 

С этой проблемой можно обратиться к любому православному священнику, который либо сам постарается помочь, либо направит вас к специалистам.

 

— Существуют ли какие-то реабилитационные программы для людей, вышедших из подобных организаций в структуре УПЦ?

 

— Человеку, который решил порвать с сектой, обязательно понадобится реабилитация. Здесь необходима и психологическая, и духовная, а порой и правовая, социальная или психиатрическая помощь. В православных реабилитационных центрах такая помощь оказывается.

 

Процесс реабилитации и адаптации жертв тоталитарных сект проходит очень трудно, медленно, болезненно. Те, кого удается вырвать из секты, чувствуют себя (особенно первое время) совершенно неприспособленными в обществе. Это и неудивительно, если учесть, что они были перепрограммированы для жизни именно в секте, а не в социуме. У них подавлена способность самостоятельно и критически мыслить, утрачена свобода воли, принятия решений, контроля над своей жизнью. В среднем человеку, нашедшему в себе силы порвать с сектой, для полного выздоровления требуется два года. Практика показывает, что сложнее оправиться от сайентологии, от последствий пребывания в «Богородичном центре», «Белом братстве».

 

Как бы ни была важна проблема реабилитации жертв тоталитарных сект, имеющая социальные, психологические и, к сожалению, медицинские (чаще всего психиатрические) аспекты, гораздо более важной представляется проблема профилактики. Как известно, всякую болезнь легче предотвратить, чем лечить.